О биографии Му Даня

Му Дань (1918–1977) — китайский поэт и переводчик

Чжа Лянчжэн – настоящее имя китайского поэта Му Даня. Псевдоним же дословно переводится как «прекрасный рассвет». История псевдонима проста: поэт взял иероглиф своей фамилии и разделил его пополам. Фамилия «Чжа» 查состоит из двух частей: сверху – дерево 木 («му»), снизу – солнце и единица 旦 («дань»). Слово «дерево» 木 произносится как «му», поэт же взял другой иероглиф 穆, который тоже произносится «му». В итоге получился псевдоним из двух иероглифов, и передающий идею новаторства автора, и сохраняющий его связь с родом.

Лянчжэн начал писать стихи в 11 лет. Закончив Университет Цинхуа, он остался в нём же преподавать английский язык. Во время Второй мировой войны Му Дань отправился на фронт. Он служил переводчиком при генерале Ду Юймине и выжил в тяжелейшей переходе из провинции Юньнань в Бирму, во время которого погибло более 50 000 китайских солдат. После окончания войны поступил в университет Чикаго, где изучал английскую литературу.

Большая часть стихотворений была написана им в 1930–40-х годах. Поэзия Му Даня совмещает в себе чувственность с иронией, а также с основными чертами традиционной китайской поэзии.

Оригинальные произведения поэт перестал создавать после установления Китайской Народной Республики в 1949 году. Связано это было, скорее всего, с тем, что партия не одобряла его творчество, считая не отвечающим нуждам государства и общества в этот непростой период. Поэтому Му Дань стал заниматься переводами английской поэзии на китайский язык. Ему принадлежат и многочисленные переводы из русской поэзии, среди них – поэма «Медный всадник» и роман «Евгений Онегин» А.С. Пушкина.

К поэзии Му Дань вернулся в 1976 году. Этот год стал для него необыкновенно плодотворным: было написано около 27 поэм. Однако в следующем 1977 году поэт скончался от инфаркта. Настоящее признание и слава пришли к нему уже в 1980-е годы.

Студенты Нанкинского университета возлагают цветы к памятнику Му Даня в день столетия поэта. 2018 год

Церемония возложения цветов. 2018 год

О переводе стихотворения «Я вас любил…»

* * *

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам Бог любимой быть другим.

我爱过你…

我爱过你: 也许,这爱情的火焰 

还没有完全在我心里止熄; 

可是,别让这爱情再使你忧烦——  

我不愿有什么引起你的悒郁。

我默默地,无望地爱着你,

有时苦于羞怯,又为嫉妒暗伤,

我爱得那么温存,那么专一;

啊,但愿别人爱你也是这样。

Му Даню принадлежит один из самых известных переводов пушкинского стихотворения «Я вас любил». Конечно, есть и другие переводы, но тот, который разберём мы, – самый читаемый китайцами и наиболее, с их точки зрения, красивый. Считается, что именно переводы пушкинских произведений, созданные Му Данем, вызвали в китайском обществе «пушкинский подъем». Переводчик не знал идеально русского языка, но прекрасно владел английским и профессионально занимался англо-китайским переводами, он также практиковал и русско-китайский перевод литературных произведений. Именно Му Дань зародил в китайском научном сообществе и в китайских читателях интерес к творчеству великого русского поэта. Он был тем, кто стоял у истоков изучения и распространения творчества Пушкина в Китае.

Перевод стихотворения «Я вас любил» не лишён интересных деталей. Рифма в нём перекрёстная (как и в стихотворении А.С. Пушкина). В китайской поэзии рифма применяется повсеместно, она даже считается обязательной. Ещё в начале VII века китайские поэты составили несколько словарей, в которых слоги были сгруппированы по тонам и фонетическим компонентам слогов (инициалям и финалям). Китайская рифма концевая, то есть рифмуются последние иероглифы строк. Самое строгое правило написания китайских стихотворений заключается в обязательной рифмовке четных строк. В некоторых стихотворениях между собой рифмуются все строки, то есть последние иероглифы каждой строки звучат одинаково.

Особенности, которые мы выделили, легко заметить тому, кто только начал учить китайский язык. При этом они связаны не столько с особенностями грамматики и лексики китайского языка, сколько с восприятием самого переводчика Му Даня. Нам показалось интересным то, как китайский поэт и переводчик передаст понятие любви, воспетое А.С. Пушкиным. Поэтому цель этого небольшого исследования – выяснить, что было изменено Му Данем в стихотворении и предположить, почему.

В первой же строке Му Дань переводит «любовь» как «любовный огонь», «любовное пламя» или «любовный пожар»: так он усиливает пушкинскую метафору («любовь… угасла»). То есть при помощи существительного 火焰 (огонь, пожар, пламя, факел) китайский поэт ярче, с бó͘льшим жаром описывает то, как переживается лирическим субъектом это сильное чувство. Русский поэт при помощи глагола «угасать» лишь намекает на характер этой любви.

Другая интересная деталь – перевод пятой строки. Пушкинская строка звучит так: «То робостью, то ревностью томим». Переводчик разделяет эффекты, которые на лирического субъекта производят робость и ревность. Робость, по Му Даню, заставляет человека страдать, горевать. Ревность же похожа больше на контузию, на внутренние повреждения, причину которых выявить сложно. Китайский поэт четко разделяет застенчивость и ревность. Он описывает ревность как увечье, травму, спрятанную глубоко внутри тела и трудно излечимую. Мне кажется, такой «физиологический» подход к описанию чувств присущ именно китайским авторам. Ведь китайцы относятся к телу и процессам в нём с большим уважением и вниманием. «Телесность» присуща китайской культуре и является одной из главных ее отличительных черт.

Следующий фрагмент перевода, вызывающий некоторое недоумение, – предпоследняя строка. В ней лирический субъект описывает свою любовь и ее качества. Пушкинская любовь – «искренняя и нежная». У Му Даня любовь – «ласковая и верная». «Искренний» и «верный» – не совсем одно и то же. Верность – скорее следствие и подтверждение искренности.

В последней строке есть две интересных детали. Первая – замена (или игнорирование) слова «Бог» (у Пушкина – «Как дай вам Бог любимой быть другим»). Му Дань в начале последней строки ставит одно из многочисленных китайских междометий, а именно «А» 啊. Значений у него множество, а понять, какое именно вложено в данном контексте, можно лишь по интонации и мимике говорящего. Но чаще всего «А» – просто восклицание наподобие «ах». Оно может быть и удивлённым, и грустным, и радостным. Интересно то, что лёгким междометием Му Дань избавляется от какого-либо упоминания о Боге. Возможно, это связано с личным мировоззрением поэта и китайской культурой в целом, возможно – с ситуацией в стране (перевод был выполнен в промежуток с 1953 по 1958 гг.). Ведь 50-е годы XX века – первые годы существования Китайской Народной Республики[1], время реформ, формирования новой власти и начала новой эпохи в истории Китая как цивилизации.

Последняя деталь достаточно комична. В китайском языке нет окончаний, по которым можно определить, в каком числе употреблено слово. Поэтому в последней строке слова «любимой быть другим» можно перевести как «любимой быть другими». В пушкинском стихотворении описываемая любовь – чувство мужчины к женщине. Желая ей «любимой быть другим», лирический герой желает, чтобы она встретила того, кто будет так же сильно и искренне любить ее и станет ее спутником в жизни. Не зная русского предложения, строку Му Даня можно перевести как пожелание женщине «любимой быть другими», то есть встретить несколько (или много) мужчин, которые будут любить ее так же нежно и чисто, как любил ее автор поэтического признания.

Изучая перевод русской поэзии на иностранные языки, можно сделать множество неожиданных открытий. Перевод выделяет различия между мировосприятием людей из разных культур и эпох. Тем более это легко заметить при сопоставлении русских стихотворений, которые у всех нас хранятся в памяти, которые все мы тонко чувствуем и понимаем, с их иноязычным воплощением. При анализе перевода Му Даня мы выявили отличия не только в грамматиках русского и китайского языков, но и в понимании Пушкиным и Му Данем чувства любви, о том, как изменились понятия искренности, верности и ревности, переведенные с русского на китайский. Это дало нам более ясное понимание об особенностях культуры древнейшей цивилизации мира, которая существует и по сей день, о чувствах китайцах, о политической обстановке в то время, когда было переведено пушкинское стихотворение.

И в заключение – стихотворение самого Му Даня, одно из цикла «Восемь стихов» о жизни и любви, написанные поэтом в 1942 году, когда он принял решение пойти добровольцем на войну против японцев.

Дорога. Шторм. Ночная пустота.
Минута. Вечность. Мысли о потерях
За мной крадутся следом неспроста —
Их раньше усмиряла только вера
Твоя в меня, но далее — не вновь,
Хоть знаю, в сердце тихом также зреет
Покинутая некогда любовь
Твоя ко мне, явить себя не смея.

Февраль 1942
Перевод: Иван Алексеев

Автор текста: Анна Лебедева
Автор иллюстрации: Олеся Кузьмич

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.