Семь историй о странной любви к Пушкину

  1. Литературоведческая: Цявловские устроили опрос: за что вы любите Пушкина? Бонди ответил: за то, что он не Горький, не Бедный, не Голодный. А Виноградов сделал пустые глаза и спросил: а откуда вы взяли, что я люблю Пушкина?  (М.Л. Гаспаров. Записи и выписки)
  2. Детская: В каждом негре я люблю Пушкина и узнаю Пушкина, – черный памятник Пушкина моего до-грамотного младенчества и всея России. (Марина Цветаева. Мой Пушкин)
  3. Тоталитарная: «Любовь к Пушкину, как и любовь к наркому внутренних дел Ежову, является формой любви к товарищу Сталину» (Николай Тихонов. Речь на торжественном заседании по случаю столетия со дня рождения Пушкина)
  4. Писательская: – Успокойтесь, – прошептала Марианна, – какой вы нервный… Я только спросила: «За что вы любите Пушкина?..»
    – Любить публично – скотство! – заорал я. – Есть особый термин в сексопатологии… (Сергей Довлатов. Заповедник)
  5. Женская: Потом я засыпаю, и мне снится Пушкин. Он идет с тростью по Тверскому бульвару. Я бегу к нему, кричу. Он остановился, посмотрел, поклонился и сказал.
    — Оставь меня в покое, старая б.…ь. Как ты надоела мне со своей любовью» (из рассказов Фаины Раневской).
  6. Эротическая:  И она принялась рассказывать, и чудовищен был стиль ее рассказа…
    – Все с Пушкина и началось. К нам прислали комсорга Евтюшкина, он все щипался и читал стихи, а раз как-то ухватил меня за икры и спрашивает: «Мой чудный взгляд тебя томил?» Я говорю: «Ну, допустим, томил…» А он опять за икры: «В душе мой голос раздавался?» А я визжу и говорю: «Ну, конечно, раздавался». Тут он схватил меня в охапку и куда-то поволок. А когда уже выволок – я ходила все дни сама не своя, все твердила: «Пушкин-Евтюшкин-томил-раздавался». «Раздавался-томил-Евтюшкин-Пушкин». А потом опять: «Пушкин-Евтюшкин»… (Венедикт Ерофеев. Москва-Петушки)
  7. Поэтическая: Леpмонтов очень любил собак. Еще он любил Наталью Николаевну Пушкину. Только больше всего он любил самого Пушкина. Читал его стихи и всегда плакал. Поплачет, а потом вытащит саблю и давай pубить подушки.
    Тут и самая любимая собака не попадайся под pуку — штук соpок как-то заpубил. А Пушкин ни от каких стихов не плакал. Ни за что. (Даниил Хармс. Литературные анекдоты)

2 комментария к “Семь историй о странной любви к Пушкину”

Оставьте комментарий