Театральный Гоголь

Принято считать, что сюжет «Ревизора» был подсказан Гоголю Пушкиным, когда уже показавший себя писатель обратился к знаменитому современнику с просьбой дать ему в качестве сюжета для комедии какой-нибудь «чисто русский анекдот». По одной из версий, описанной В. Соллогубом, Пушкин рассказал Гоголю историю, которая случилась с ним в Нижнем Новгороде двумя годами ранее: когда поэт прибыл в город для работы над материалами о пугачёвском восстании, нижегородский генерал-губернатор Бутурлин принял его за ревизора.

Из рассказанного Пушкиным анекдота родилась комедия, привлекающая всеобщее внимание на протяжении почти двухсот лет. В день театра мы хотим рассказать вам о двух самых известных постановках «Ревизора». Об оглушительном успехе и новаторских решениях – наш новый материал.

Первая постановка

Первая постановка «Ревизора» состоялась в Александринском театре 19 апреля (1 мая) 1836 года – почти 185 лет назад. Изначально пьесу запретили ставить на сцене, но после апелляции было получено высочайшее дозволение на показ комедии. По свидетельствам современников, на премьере присутсвовал сам император, и представление произвело на него приятное впечатление. Так, А. И. Храповицкий (инспектор репертуара русской драматической труппы) отмечал в своем дневнике: 

«В первый раз «Ревизор». Оригинальная комедия в пяти действиях сочинения Н. В. Гоголя. Государь император с наследником внезапно изволил присутствовать и был чрезвычайно доволен, хохотал от всей души»

«Ну и пьеса! Всем досталось, а мне более всех!» – эта фраза, якобы сказанная Николаем I после представления, стала широко известной. После удачной премьеры монарх, в знак одобрения, наградил писателя бриллиантовым перстнем.

Несмотря на успех постановки, самому Гоголю сценическая интепретация пьесы пришлась не по душе. Главной причиной недовольства писателя было недостаточное проникновение актером в образы героев. На это обращали внимание и современники Гоголя. Так, А. Панаева отмечала: «Они [актёры] чувствовали, что типы, выведенные Гоголем в пьесе, новы для них и что пьесу нельзя так играть, как они привыкли». Сам Гоголь после петербургской премьеры писал: «Дюр ни на волос не понял, что такое Хлестаков. Хлестаков сделался чем-то вроде… целой шеренги водевильных шалунов…». Немая сцена, задуманная автором как момент пугающего завершения внутреннего мира пьесы и призванная наводить ужас, напротив, вызвала смех зрительного зала. 

Премьера знаменитой комедии, вызвавшая бурное обсуждение среди представителей современного Гоголю общества и получившая положительную реакцию от монарха, по мнению автора оказалась неудачной и далёкой от идеала.

Н.В. Гоголь на репетиции «Ревизора» в Александринском театре. Рисунок П.А. Каратыгина.
1836 (1835 год на рисунке указан ошибочно)

Постановка В.Э. Мейерхольда

В 1926 году в театре им. Мейерхольда состоялась новая постановка «Ревизора». Режиссер спектакля – В.Э. Мейерхольд – предложил свою сценическую интерпретацию знаменитой пьесы. Новое видение давно известной комедии было представлено с помощью неожиданных режиссерских ходов, порой идущих в разрез с театральной традицией и замыслом Гоголя.

Из множества оригинальных приемов режиссера выделяются два наиболее запоминающихся нововведения. Первое из них связано с одной из ключевых сцен пьесы, во время которой городничий произносит знаменитую реплику: ««Чему смеетесь?.. Над собою смеетесь!..». Традиционно эта фраза была обращена к зрительному залу. Как указывает Ю.В. Манн, «в постановке тринадцатилетней давности тот же Художественный театр оказывался в довольно трудном положении: традиция обязывала произносить эти слова в зрительный зал, но строгое соблюдение принципа четвертой стены и к тому же пиетет перед текстом (у Гоголя нет здесь ремарки «к зрителям») удерживали от этого шага. В результате Городничий (Уралов) произнес эту фразу, возведя взор к небесам». Мейерхольд решил эту проблему иначе: во время этой сцены зал заливался ярким светом, городничий выступал вперед и, поставив ногу на суфлерскую будку, бросал эту реплику в зал. После этого свет в зале гас: «яркий день тускнеет, меркнет, зловеще мелькают тени, вползает мрак, и в самый момент появления жандарма на сцене почти темно».

Другой неожиданный прием Мейерхольда раскрылся в немой сцене, завершающей спектакль. По тексту пьесы актеры должны были замереть в определенных позах на «почти полторы минуты». В постановке Мейерхольда живые актеры во время немой сцены были заменены куклами. Сначала публика, не видя подмены, долго аплодировала мастерству актеров; затем аплодисменты сменились тишиной, и некоторое время спустя зрители, сидевшие в первом ряду, тревожно поднялись с мест и стали подходить к сцене, чтобы понять, что произошло.

Мейерхольдовская постановка «Ревизора» имела большой успех, хоть и была неоднозначно воспринята критиками. В культуре следующих поколений этот спектакль занял особое место: запоминающаяся сценическая интепретация пьесы до сих пор вызывает споры и обсуждения.

Сцена из спектакля «Ревизор». Государственный театр им. Вс. Мейерхольда. 1926.
Фотография М.С. Наппельбаума

Авторы текста: Полина Захарова, Дарья Клюшкина
Автор иллюстрации: Дарья Клюшкина

Оставьте комментарий