Революционные изменения в обществе ощутимо сказываются на всех сторонах жизни человека. Прежде всего, они проявляются в политической и экономической сферах, в то время как культурные и социальные составляющие нередко откликаются на них с запозданием.

Однако эти изменения связаны между собой самыми «тугими нитями». В качестве яркого примера переплетения проблем экономики, политики и культуры, проблем самоидентичности и функционирования локальных сообществ нами были взяты банкноты нескольких чрезвычайных выпусков. Подобного рода банкноты, носят название «нотгельды». Их выпускали в самые трудные времена во многих странах мира, в том числе в Германии с 1914 по 1924 гг. Их можно встретить в Австрии того же времени, на территории бывшей Российской Империи с 1917 по 1922 гг., в Испании времен Гражданской войны 1936–1939 гг. и др.

Подобные банкноты заполняли денежное обращение при нехватке государственных денежных знаков, а также при утрате ценности традиционных купюр в период смены политических сил или непонимания самой политической ситуации в стране, раздираемой внутренними и внешними конфликтами. В таких условиях локальные сообщества начинают активно консолидироваться и создавать собственную экономику с собственной валютой – денежными суррогатами. И именно в это время начинает проявляться стремление местных жителей к самоидентичности, на банкноты попадают самые разные сюжеты – местные достопримечательности и герои, карикатуры и агитационные материалы, а в некоторых случаях – фольклорные истории и сказочные сюжеты. Именно на них, в преддверие наступающего Нового года, мы и обратим внимание.

Гамельнский крысолов

С обеих сторон банкноты есть изображения, вероятно, лишь стилизованные под немецкие средневековые гравюры: нарушение пропорций человеческого тела, не физическая, а логическая (лучше – идеологическая) перспектива, схематичное изображение лиц при детализации растительных или животных символов – всё это напоминает живопись XII–XIV веков.

Гамельн. 50 пфеннигов 1918 г.

Конечно, сам Крысолов соседствует со своими подручными: крысы парами “стоят” на номинале банкноты. Их поза напоминает фигуры «стражей ворот», животных, изображаемых на гербах дворянских домов. Кроме того, сам факт неестественности фигур говорит о магическом влиянии Крысолова: передними лапами зверьки строят арку, будто совершают цирковой трюк. Однако крысы представлены на оборотной стороне банкноты, а в основном сюжете, изображённом более полно и детально, под дудочку Крысолова бодро шагают дети – со знаменем и с крошечными мечами.

В чём же суть легенды о Крысолове? Однажды в Гамельн, где бюргеры были богатыми и толстыми скрягами, пришёл неурожайный год. Голод посетил дома нищих, а в амбары богатых повадились крысы – ничем их не вытравить, никак не уговорить оставить людские припасы. И тогда – словно свыше были услышаны мольба и жалобы горожан – к бургомистру пришёл Крысолов:

«В дверь, прихрамывая, вошёл странный человек. Был незнакомец высок и худ. Лицом тёмен, словно хорошенько прокоптили его над огнём. Взгляд пронзительный. От такого взгляда холод пробегал по спине. На плечах короткий плащ. Одна половина камзола чёрная, как ночь, другая красная, как огонь. В чёрную шапочку сбоку воткнуто петушиное перо. В руке же незнакомец держал старинную, потемневшую от времени дудку. В другое время, конечно, осторожные бюргеры поостереглись бы такого странного гостя: не доверяли они тощим бродягам. Но сейчас все обрадовались ему, как самому желанному гостю». Взамен на избавление города от крыс, незнакомец потребовал столько золота, сколько сможет унести (мешок, как позже узнает читатель), и предупредил бургомистра и судей о необходимости сдержать слово. По легенде, бюргеры обманули Крысолова, выполнившего свою часть сделки, за что тот увёл из города всех детей:

«Можно! Можно! Можно! — поёт дудка. — Сегодня всё можно! Я поведу вас в зелёные рощи! На медовые заливные луга! Босиком по лужам! Зарыться в сено! Можно! Можно! Можно!». Топот маленьких башмаков по деревянным лестницам, по каменным ступеням… Из всех дверей выбегают дети. Бросив игру, бросив прялку, на бегу подтягивая чулок, дети бегут за крысоловом, жадно ловя звуки дудки. Из каждого дома — дети. На каждой улице — дети. Падают, разбивают коленки, потрут, подуют и бегут дальше. Весёлые, с липкими пальцами, за щекой сласти, в кулаке горсть орехов — дети, сокровище Гамельна», – так Крысолову удалось забрать ровно столько драгоценностей, сколько он мог унести с собой1. Всё, как и обещал магический пришелец – справедливость восторжествовала. Продолжение легенды интересно и даже пугающе. Однако мы сохраним интригу и предоставим вам возможность самостоятельно ознакомиться с окончанием истории Гамельнского Крысолова. Первое упоминание легенды датируется 1300 годом, когда в церкви на Рыночной площади (Маркткирхе) в Гамельне появился витраж с изображением этого героя.

История Крысолова имеет огромное значение для Гамельна, легенда бережно хранится горожанами на протяжении веков, до сих пор существует улица Bungelosenstraße («Улица, где запрещено бить в барабан», «Улица Молчания»), на которой до сих пор запрещено исполнять любую музыку, танцевать и веселиться, а также праздновать свадьбы. По легенде, именно по ней крысолов уводил из города детей.

Не удивительно, что во время национального кризиса, возникшего после крушения Германской Империи, во многих общинах начинают вспоминать местный фольклор, историю, географию, и это не могло не отразиться на нотгельдах (чрезвычайных деньгах, выпускаемых местными властями). На банкноте номиналом 50 пфеннигов 1918 года мы можем видеть заключительную сцену легенды, где крысолов, обиженный магистратом Хамельна, уводит из города всех детей.

Витраж церкви Маркткирхе. Современная реконструкция

Есть версия, что такое изображение было помещено на банкноте, чтобы передать послание о необходимости проявлять настойчивость после серьезных трудностей. На обороте, кроме 4 фигур мышей на цифрах номинала, можно увидеть мечи, которые символизируют борьбу. Как отмечает Ульрих Шрок в своей «Истории чрезвычайных денег Гамельна», летом 1918 года газеты Гамельна сообщили о том, что согласно решению городских органов для устранения ощутимой нехватки мелких денег, были выпущены банкноты на общую сумму 75 000 марок (100 000 купюр по 50 пфеннигов и на 100 000 купюр по 25 пфеннигов). По словам Ульриха Шрока, всемирно известную легенду о крысолове в качестве мотива для городских денежных знаков предложил судебный заседатель Бубенезер.

Всадник без головы

Всадник без головы – распространенная со Средних веков в фольклоре многих народов мифологическая фигура, которую обычно изображают в виде обезглавленного человека верхом на лошади. Например, в ирландской мифологии находим Дуллахана – злобного духа, который предстает в виде чудовищного безголового всадника. В американской культуре всадник появляется, к примеру, в рассказе 1820 года Вашингтона Ирвинга «Легенда о Сонной Лощине». Согласно многим легендам, всадника без головы часто сопровождают громкие ужасающие звуки, и даже внезапные бури. В качестве кнута он использует человеческий позвоночник, а иногда выезжает и на своей повозке, спицы колес которой сделаны из бедренных костей, а обшивка – из высушенной человеческой кожи.

Берга. 25 пфеннигов 1921 г.

На нотгельдах, на банкноте в 25 пфеннигов из города Берга изображен свой Всадник без головы, который похож на изображаемых в легендах всадников: он так же изображен ночью, на чёрном коне и, главное, – на его плечах отсутствует голова.

Обезглавленный Михель

Свой безглавый призрак появляется и на современной серии нотгельдов Эсслингена (Эсслинген-ам-Неккар, районный центр в земле Баден-Вюртемберг). Их появление связано со знаменитым городским фонтаном почтальона Михеля, барельеф которого иллюстрирует  легенду о местном призраке. Именно ей и посвящены четыре дензнака этой серии.

По легенде, почтовый гонец Михель Банхард из Деггингена нашел золотой перстень на месте, где два года тому назад был ограблен и убит зажиточный горожанин Амандус Мархталер. Сцена находки перстня отражена на первом нотгельде и сопровождена следующим стишком:

Блеснуло в траве золотое колечко…
Но стоит ли брать? Ведь лихое местечко!

Найденную вещь гонец решил сдать властям, но по дороге в ратушу заглянул в корчму, где по душевной простоте начал хвастаться своей находкой:

Стишок с банкноты переводится примерно так:

Уж если нашел, так не хвастай повсюду!
Накликнешь беду, объясняй потом люду…

Его тут же схватили стражи закона и бросили в тюрьму, где долго пытали, желая добиться от несчастного признания в убийстве. Устав от истязаний, Михель отчаялся и оговорил сам себя. Его приговорили к казни, которая была приведена в исполнение в Оберэсслингене (район на юго-востоке Эсслингена). Эта сцена нашла отражение на третьем нотгельде серии, который украшен стишком:

Вчера был ты прав, а теперь виноват!
На честный процесс не рассчитывай, брат.

У легенды возникает несколько вариантов продолжения. Согласно одному из них, Михель попросил позволения ехать к месту казни на своем любимом коне и трубить при этом в почтовый рожок, как он делал ранее, оповещая жителей о прибытии почтальона-гонца. У дома убитого Мархталера Михель остановился и поклялся, что отныне будет наведываться в это место до тех пор, пока настоящий преступник не сознается в содеянном.

Часть пути до места казни можно увидеть на других банкнотных выпусках Эсслингена. Например, Плинзнауский мост через реку Неккар на гиперинфляционном дензнаке города с номиналом в триллион марок 1923 года:

Когда палач отрубил голову гонцу, по дороге в Эссллинген были слышны конский топот и громкие звуки почтового рожка. С тех самых пор каждый год в ночь святого Михаила, 29 сентября, у домов Мархталера и палача раздаются те же звуки. По другой версии, Михель сам появляется в этих местах в образе всадника без головы, которую он держит под мышкой, и трубит в свой почтовый рожок. Явление призрака отражено на последнем нотгельде серии:

Однако у истории о Михеле существует и продолжение. Вскоре после появления всадника-призрака племянник Амандуса, Маттеус Велч, покинул Эсслинген и вернулся уже стариком через много лет. Перед самой смертью он признался, что сам убил дядю, поскольку последний был против его любовных похождений. И вдруг улицы города огласил звук почтового рожка, в последний раз, – и больше никто никогда не видел привидения несчастного гонца. Поэтому на последнем нотгельде нашли место такие строки:

Убийцу в итоге настигнет расплата.
Не этого ль Михель так ждал результата?

Через 105 лет после возникновения нотгельдов с Михелем и 95 лет после упразднения последних из них Рольф Майзингер предложил выпустить юбилейных выпуск банкнот для города Эсслингена. Идея нашла поддержку и в 2019 году были подготовлены эскизы с сюжеты с чаши городского фонтана почтальона Михеля (Postmichelbrunnen). Часть из них стали иллюстрациями данной статьи2.

Гномы

Гномы — карлики из германо-скандинавского фольклора, частые герои сказок и легенд, персонажи низшей мифологии народов Европы. Согласно сказаниям, гномы живут в пещерах или даже под землей, охраняя драгоценные сокровища. Поэтому немцы часто устанавливали фигурки гномов в своих садах, чтобы защищать дома и драгоценные вещи. И считается, что эта традиция пришла именно из Германии. Не удивительно, что гномы, пользовавшиеся любовью и популярностью, часто изображались и на нотгельдах. По поверьям, гномы активничали только ночью, что и отображено на следующих нотгельдах:

Беверн. 25 пфеннигов 1921 г.
Беверн. 50 пфеннигов 1921 г.

В нестабильное время, когда и выпускались нотгельды, идея мифологического стража и помощника могла казаться многим утешительной и вселяла чувство безопасности.

Чаще всего гномов представляют как кузнецов, причем само слово «кузнец» (древнесканд. smiðr, исланд. smiður) относилась и к мастерам художественного промысла. Поэтому гномы в каком-то смысле ещё и художники или творцы. Иногда кузнецы должны сами выплавлять себе руду. Поэтому гномы считались и искусными горняками и металлургами. Позже они «освоили» и более скромные, «бюргерские», профессии портных, пекарей или сапожников.

Ильзенбург. 10 пфеннигов 1921 г.

Гномы обычно обитают в похожих на людские сообществах себе подобных. В древние времени они могли жить в племенах под предводительством одного из гномов (например, Двалина), в средние века у них уже появились свои короли (как, например, Лорин), а позже гномы стали поселяться и в городах (например, в Кёльне).

Грабов. 50 пфеннигов 1922 г.

Гномы живут обычно не в далеких сказочных странах, а рядом с людьми, неподалеку от деревни или в ближайшем лесу. Живут люди и гномы настолько близко, что даже иногда обмениваются рабочими инструментами или едой. Выигрывают от этого, как правило, люди, поскольку получают взамен более дорогостоящие предметы, а самые счастливые получают и «вечные дары»: нескончаемую кучу льна, бездонную бочку пива, кошелек, в котором всегда найдется монетка и т.д. Но стоит быть осторожным: если оскорбить гномов своим грубым или эгоистичным поведением, они могут хитро, а порой и жестко проучить.

Серия банкнот Балленштедт 1921 г.

В народной традиции гномам чуждо всякое проявление великолепия. Никто не увидит их с оружием в руках, ведь они используют только инструменты. Не чураются они и различных профессий: готовят масло и сыр (поэтому из-под земли иногда слышны странные звуки), ухаживают за скотом, пекут и варят (что вызывает туман на улице), а также ткут и портяжничают.

Ксантен. 50 пфеннигов 1921 г.

Родственны гномам нибелунги – мифический древний род карликов-хранителей сокровищ. Несметное богатство нибелунгов легло в основу многих мифов и легенд, в том числе и знаменитого немецкого эпоса «Песнь о Нибелунгах». Интересно, что в первой части песни нибелунги фигурируют так же в образе могучих воинов, а во второй – имя «нибелунги» переносится на всех хранителей сокровищ, в том числе и бургундов, и, таким образом, нибелунги окончательно теряют связь с гномами. Теперь подробнее посмотрим на этих таинственных существ.

Нибелунги. Это романтичное название таинственного древнего народа у многих на слуху, хотя никто не решится утверждать, кем нибелунги были на самом деле. Ведь известно несколько версий их происхождения. И в первую очередь – божественное, то есть нибелунги были некими богами или их отпрысками. Но самое, пожалуй, распространенное мнение – это то, что нибелунгами величали род коротышек, стороживших несметные сокровища, обладание которыми несло несчастье. Ибо все эти горы золота и драгоценностей еще во времена сотворения мира были прокляты… неким карликом.

Происхождение же самого имени связывают с далекой родиной нибелунгов где-то на краю мира. Там, куда не проникал солнечный свет и безраздельно царствовал туман. Поэтому скандинавы называли их лаконично – нифлунгар, или «дети тумана».

В знаменитой раннесредневековой эпической поэме «Песнь о Нибелунгах» цверги-охранители богатств упоминаются в связи с подвигами важнейшего ее персонажа Зигфрида (в скандинавской мифологии Зигурт). И это упоминание увековечено на одном из замечательных нотгельдов Ксантена (предполагаемая родина Зигфрида) серии 1921 года.

Стоит отметить, что цверги (или дверги) – одни из прототипов гномов из германо-скандинавской мифологии. Они были сотворены из червей, которые жили в мясе великана Имира. Они малы ростом, темны лицом и живут в Свартальфахейме – одном из миров германо-скандинавской мифологии, созданной специально для двергов. Как и свои потомки-гномы, цверги известны как искусные кузнецы, создающие оружие и волшебные вещи для богов.

При этом изображение на денежном суррогате представлено в виде триптиха, то есть поделено на три части. Самый интересный, конечно же, центральный, где Зигфрид показан сражающимся с гномами-нибелунгами. Одного из них герой эпоса пытается придушить руками, а бездыханное тело другого брошено к его ногам. Можно предположить, что речь тут идет о споре братьев-цвергов Шильбунга и Нибелунга о том, как поделить доставшиеся им богатства. В качестве судьи карлики пригласили наследника ксантенского престола, но в процессе дележа все трое переругались, и Зигфрид в порыве гнева убил обоих фюрстов-коротышек. Не совсем, правда, понятно, что на куче драгоценностей делает поверженный дракон Фафнир. Ведь его Зигфрид сразил раньше и в другом месте. Но, возможно, это всего лишь намек на неуязвимость героя, приобретенную им путем купания в драконьей крови. Либо намёк на сокровища самого чудовища, которыми Зигфрид завладел прежде. Кстати, Фафнира и его «цацки» можно увидеть на пятерке кайзеровской Германии 1904 года3.

Кельнские коротышки и жена портного

В арсенале германских легенд и сказок сохранилось великое множество рассказов о маленьких человечках со «сверхспособностями». Частенько они помогают попавшим в беду людям, а нередко (как в случае с Нильсом из сказочной повести Сельмы Легерлёф «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», которого домовой заколдовал, уменьшив в размерах) и наказывают провинившихся. Кстати, немцы называют этот народец по-разному: гномы, цверги. А еще – хайнцельмэннхен (Heinzelmännchen), одним словом – коротышки. В числе наиболее известных историй, конечно же, легенда о кельнских гномах, ярко проиллюстрированная на нотгельдах, отпечатанных в Кёльне в 1922 году.

Легенда отсылает нас к давним временам, когда достатку Кёльна и его жителей не только дивились, но и завидовали многие их соседи. Вроде бы и работали те не особо напрягаясь, а жили богаче и беспечнее остальных. Так родилась историяо якобы помогающих кельнцам цвергах. Каждый раз, когда люди уходили на покой и город засыпал, появлялись гномы и принимались за дело: пекли хлеб, строгали мебель, ремонтировали обувь и даже делали за ленивых ребятишек уроки. Жители Кёльна были им очень благодарны и старались не мешать своим бескорыстным помощникам. И только любопытной жене портного не терпелось хоть одним глазком взглянуть на таинственных трудяг. Поэтому однажды она решилась на опрометчивую хитрость. Когда стемнело, она насыпала на лестницу сухого гороха, а сама спряталась в чулане. И, как только заслышала на ступеньках подозрительный хруст, выскочила из своего укрытия с зажженной лампой. Испугавшиеся гномы, кувыркаясь и набивая себе шишки, бросились врассыпную. И с тех пор, обидевшись на людей, уже не помогали горожанам. В память о тех беззаботных временах кёльнцы установили в центре родного города фонтан, на котором мастерски и со вкусом представлены все этапы удивительной легенды4.

Пачкув. 10 пфенниг 1921 г.

Банкнота города Пачкув (по-немецки Patschkau, по-польски Paczków) в Опольском воеводстве, который ранее входил в состав Германской империи, интересны не только своим ярким цветом, но и изображенными на них громами. Здесь они попадают в современные условиях и намеренно включены художником в актуальные сферы деятельность – тушение пожара (или поливка улиц) с использованием шланга, подключенного к резервуару в автомобиле (судя по гному рядом со спичками, речь идет о пожаротушении); также здесь присутствует гном, занятый чертёжной деятельностью, причем пользуется довольно современными инструментами. В дополнение к изображениям сказочных персонажей на банкноте есть изображения нескольких местных достопримечательностей — здание рынка и крепостные стены с башнями.

Ведьмы в Вальпургиеву ночь

Ещё один знаменитый сюжет, корнями уходящий в фольклор германских племён, – Вальпургиева ночь. По поверьям, в ночь с 30 апреля на 1 мая ведьмы собираются на шабаш, чтобы прославлять нечистую силу, ведь каждая из них – подруга чёрта и прислужница Сатаны. Они водят хороводы и устраивают безумные игрища под луной (советуем прочитать «Сон в Вальпургиеву ночь», входящий в «Фауста» Гёте, а лучше – всё произведение, чтобы погрузиться в мистическую атмосферу как этого события, так и легендарной немецкой традиции в целом).

Брокен. 25 пфенниг 1921 г.

Людям, конечно, были не по душе и шабаши, и сами ведьмы: в средние века женщин, подозреваемых в колдовстве, сжигали, чтобы сберечь поселения от болезней, голода и прочих напастий. Трактат «Молот ведьм» (нем. Hexenhammer) Якова Шпренгера и Генриха Инститориса, в котором подробно описывались причины и способы избавления от ведьм, был «настольной книгой» инквизиторов и даже простых священников. Страх перед страданиями и невозможностью искупить грехи перед лицом Господа заставлял людей забыть истоки легендарных представлений – фольклор, однако в XIX и XX веке Германия начала активно восстанавливать традиции предков. Теперь Вальпургиева ночь нередко описывается как праздник весны и почитания душ усопших. Более того, в культуре кельтских язычников Ведьмина ночь – лишь звено в цепи весенних праздников, также имеющих мистическое значение, и «спица» в Колесе года – цикле народно-католических и дохристианских праздников кельтских и германских народов Европы, известных из средневековых письменных источников и этнографических записей Нового времени.

Ильзенбург. 25 пфеннигов 1921 г.

В кельтских странах примерно в одно время с Вальпургиевой ночью отмечается Белтайн (англ. Beltane), праздник начала лета. Именно поэтому Ведьмин костёр в современной культуре воспринимается или как вариация языческого праздника, прославляющего оживление природы в летнее время, или как день Ивана Купалы или всем известный День всех святых – Хеллоуин, то есть шуточно, без обязательного соблюдения традиций, сложившихся ещё в глубокой древности.

Тале. 25 пфеннигов 1922 г.

Не удивительно, что в ХХ веке ведьмы уже изображались на банкнотах в разных обличиях: например, в юмористических сюжетах, больше похожих на визуализацию анекдота, нежели на обращение к легендам. Они летают не только на мётлах, но и на вилах, на своих спутниках чертях и даже в ваннах, которые, стоит отметить, в большинстве случаев лились из чугуна. Другие купюры можно воспринять как иллюстрации к творчеству Гёте. Ведьмы общаются с совами или водят хороводы в поле при полной луне, и везде рядом с ними изображены главные атрибуты колдуний – мётлы, вилы, кочерги.

Автор текста: Далия Домрачева, Илья Максимов, Галина Львовна Гуменная, Тимур Маратович Хусяинов
Автор иллюстрации: Полина Шевлякова

Примечания

  1. Гамельнский крысолов // В стране легенд. Легенды минувших веков в пересказе для детей / Пересказали В. Маркова, Н. Гарская, С. Прокофьева, примечания и общая ред. В. Марковой, художник Л. Фейнберг. М.: «Детская литература», 1972. 255 с. URL: http://ega-math.narod.ru/Reid/Tales/Hameln.htm

  2. Майзингер Р. Обезглавленный Михель на возрожденных нотгельдах // MOST. URL: https://moct.eu/language/ru/obezglavlennyj-mixel-na-vozrozhdennyx-notgeldax/?cn-reloaded=1
  3. Майзингер М. Загадочная цивилизация коротышек // MOST. URL: https://moct.eu/language/ru/zagadochnaya-civilizaciya-korotyshek/
  4. Майзингер М. Загадочная цивилизация коротышек // MOST. URL: https://moct.eu/language/ru/zagadochnaya-civilizaciya-korotyshek/

4 комментария

  1. Я бы хотела видень на банкноте 1.Диану-древнеиталийскую богиню света и луны, почитаемую различными итальянскими народами.
    2. Гекату-Божество смерти, ведьм, некромантии, ядовитых растений и многих других колдовских атрибутов. Сначала в древнегреческой мифологии Геката не являлась отрицательным персонажем. Позже, с развитием культа Афродиты, Афины, Артемиды и других богинь, Геката отходит на задний план, опускается всё ниже во владения Аида, превращаясь уже в одну из хтонических богинь его царства и воплощая собой ужас ночи, бледную женщину с чёрными волосами, которая выходит по ночам на охоту в сопровождении адских псов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.